Поиск
Меню сайта
История бригады
Фотоальбомы
Категории раздела
История 278-ой бригады [8]
Воспоминания сослуживцев [17]
Статьи об Афгане [2]
Художественная литература [8]
Стихи о войне [13]
Авторский раздел Ловерова И.А. [4]
Пресса о наших однополчанах [19]
Наши друзья

Главная » Статьи » Пресса о наших однополчанах

С сайта радио "Эхо Москвы" от 20.02.2014 г.

 

"Российские спасатели в горячих точках"

 

 

А. ПОЗНЯКОВ – 16.35. К нам присоединился Виктор Ольховский - начальник отдела по информационной и культурно-досуговой работе пожарно-спасательного центра. Виктор Алексеевич на самом деле прошел Афганистан. Перед тем как занялся работой в пожарно-спасательном центре. 

Э. ГЕВОРКЯН - И поэтому накануне праздника 23 февраля мы решили пригласить в нашу студию представителя службы МЧС, который еще имеет такой богатый воинский опыт. 

А. ПОЗНЯКОВ – У нас юбилей вывода войск из Афганистана, 25 лет. Несколько дней назад очень бурно это отмечалось. Были приемы в Кремле. Так что тут самое время вспомнить. Расскажите пожалуйста, вы в Афганистан как попали. Как призывник? 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Нет, я окончил военное училище в Киеве, получил офицерское звание и продолжал службу в качестве политработника скажем так, как тогда называли. А так был комсомольский работник. То есть я секретарь комитета ВЛКСМ был того же училища, которое я окончил, видимо эта активность комсомольская в годы учебы приглянулась руководителям и они предложили, оставили меня там заниматься комсомольской работой. И после этого в 1980 году я окончил училище. 27 декабря 1979 были введены войска. Мы уже когда заканчивали училище, знали от Афганистане. Но пришла разнарядка на то, что нужен комсомольский работник туда. И я из столицы Украины поехал туда по замене находящегося там… 

Э. ГЕВОРКЯН - Уточните, каким образом страна нуждалась в комсомольских работниках на военной территории. 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Туда входили регулярные войска. То есть составом дивизия, бригада, полк и вставал там так же как в Советском Союзе стоит часть воинская. Нас предупреждали, вы наверное думаете, что только приземлитесь в Кабуле, выйдете из борта самолета и по вам начнут стрелять душманы. Нет, вы увидите то же самое, что в Советском Союзе. Стоят наши воинские части на определенных объектах, охраняют, помогают, разъединяют противоборствующие стороны. И конечно будете продолжать службу там, выполняя задачи, которые будут поступать там. 

А. ПОЗНЯКОВ – Я хотел уточнить, а вы сами вызвались или это… 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Нет, пришла разнарядка на такую должность. Поскольку нас было там трое, один из троих попал я. 

А. ПОЗНЯКОВ – То есть случайным образом определялось или решало начальство. 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Решало начальство и предлагалось каждому. Мы проходили комиссию, и я был отобран. Хочу такой момент заметить, в Афганистан не всех еще посылали. Мы приехали в Ташкент, уже приграничный округ, следующая черта это Афганистан. И два человека направили назад. Один не имел жилья, по постановлению правительства тогда жилье было обязательно для тех, кого посылали в Афганистан. Он написал рапорт, я говорит, не претендую на жилье, я хочу воевать в Афганистане. Ему сказали, дорогой, ты сейчас здоров, у тебя все в порядке, а случись что, ты придешь калекой, кому ты будешь нужен. И его вернули назад для выполнения этого пункта. И второго вернули, потому что он по возрасту уже перешел на должность политработника низового звена войскового роты, замполит роты. Он пришел в 36 лет. Ты не годишься, и отправили назад. 

Э. ГЕВОРКЯН - Как выглядела ваша замполит работа только уже на местности? 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Любая работа замполита, что в Афганистане, что здесь в стране это работа с людьми. То есть борьба за их души, за их сердца. За то, чтобы они были едины в выполнении задачи, чтобы едины были в коллективы, чтобы это действительно была группа, которая понимает, поддерживает друг друга. То есть для них мы организовали какие-то мероприятия, связанные со связью с родиной, с родственниками, родителями. Даже доходило до того, объясняли, как письма писать. Вы знаете, что первое время, когда были введены войска, в стране был информационный голод и никто не говорил, что на боевые действия в Афганистан, а писали, что учения. Туркестанский военный округ проводит учения. У меня сохранилась заметка в газету, которую я писал из Афганистана, там ни слова нет об Афганистане, о войне. Что мы просто выполняем задачу на учениях, вот наши стрелки поразили цели. Нигде не было слова об Афганистане. 

Э. ГЕВОРКЯН - Вам психологически было тяжело там работать с этими молодыми воинами? 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Первоначально даже очень интересно было. И действительно новое что-то такое неизведанное и с одного лада с мирного на военный настраиваться. Да, было очень интересно. Потом видимо, менталитет нашего человека русского такой, что день нормально, два нормально, три, на седьмой день мы привыкаем и уже становимся, а тут как раз нужно проявить бдительность, к которой может не всегда внутренне готов. И появляются такие моменты, когда из-за нашей расхлябанности, растерянности какие-то были неприятные моменты, связанные с гибелью людей, с травмами и так далее.

А. ПОЗНЯКОВ – Это связано с политработой? 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Нет, вообще связано со всей подготовкой профессиональной. И когда терялась бдительность, контроль над собой, а когда уже проходит время, начинаешь понимать, вот я служил в дорожно-комендантской бригаде основную часть. Поначалу попал в батальон охраны Кабула, а потом перевели меня в дорожно-комендантскую бригаду. Мы обеспечивали пропуск колонн наших, которые шли с территории Советского Союза от Термеза, с той стороны Афганистана это Хайратон и до Кабула. 540 километров. И эту трассу мы должны были обеспечить, чтобы колонны могли проходить спокойно. Не то что мы обеспечивали ненападение на колонны, а пропуск колонн. То есть режим движения, где им остановиться. В ночное время движение запрещалось. Перевал Саланг если знаете. Это по центру Афганистана. Гиндукуш. Самое высокое горное место Афганистана и самый высокогорный туннель. На высоте более 2 тысяч… 

Э. ГЕВОРКЯН - Как долго вы там служили? 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Два года и два месяца. Вообще служба была на два года. 

Э. ГЕВОРКЯН - Но вы вернулись, когда оттуда войска выводили… 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Нет, раньше. Я в 1983 туда попал, ушел в 1985. 

А. ПОЗНЯКОВ – Вы упомянули такую фразу «переход от мира к войне», все-таки вы работали с людьми, и дежурные войсковые части, которые в условиях боевых действий, все-таки разные вещи. Так это? Люди другие были. 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Вы знаете, я например, поддерживаю такую фразу, когда говорят о том, что у каждого был свой Афганистан. Да, были ребята, которые постоянно воевали, которые стояли в горах, которым доставляли продукты питания, боеприпасы только вертолетами. То есть они за два года службы не спускались с гор. Конечно, меняли подразделения, потому что даже нахождение в высокогорье по здоровью не совсем полезная вещь. И те ребята, которые типа меня по обеспечению. То есть наша бригада небоевая. Но как сказать небоевая при партизанской войне. Где нет ни фронта, ни фланга, ни тыла. То есть эти формирования в любом месте могли сформироваться и совершить нападение, диверсию. 

А. ПОЗНЯКОВ – А совершали? 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Естественно. И обстрелы и поджоги. 

Э. ГЕВОРКЯН - Я правильно услышала, вы после учебы в Киеве из Киева призывались туда, как вы оказались на службе в российском МЧС. 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Когда идешь в Афганистан или любую точку заграницы, пишешь, куда по окончанию службы желал бы вернуться. Я писал в тот же Киевский округ. То есть назад. Судьба развернулась так, что мне предложили по окончанию Афганистана попасть в учебный центр Ашхабада, который готовил уже в Афганистан. Поскольку есть опыт, примени его на практике. И я поехал в Ашхабад. Сюда уже попал, после Ашхабада поступил в академию, военно-политическая тогда была. Сейчас она военный университет у нас называется в Москве. Я ее окончил в 1992 году. 

Э. ГЕВОРКЯН - Каким-то образом в вашей сегодняшней работе, ваш опыт военный перекликается или в принципе уже другая жизнь и все забыто. 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Конечно. Я даже сравниваю, что в Афганистане мы выполняли задачу, пришли на помощь афганскому народу. Нас часто спрашивают, а что вы делали в Афганистане. Зачем вы туда пошли. Кто вас туда приглашал, звал. Я говорю, да, у нас вся пропаганда была направлена, и мы были сами убеждены, что мы идем помогать афганскому народу. Мы ничего там не завоевывали. Даже уходя, мы все оставляли афганцам. Об этом они сейчас сами говорят. И сейчас работа со спасателями, фактически они тоже идут спасать. Они ничего для себя не берут с этого спасения, пожара, ДТП и так далее. То есть фактически тот же менталитет. Они идут помогать людям. Чужим людям, которые попали в беду. И мне это очень близко по душе, по настрою, я понимаю состояние этого человека, который идет на это. Он, рискуя своей жизнью, спасает жизни других. Точно также было в Афганистане. 

Э. ГЕВОРКЯН - Вы как человек, много лет проживший, учившийся в Киеве как вы смотрите на то, что происходит сегодня в городе? 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Жуткая вещь, я не понимаю, красивейший город. Сейчас показывают, что там творится. Ну город ладно, можно восстановить, но с умами людей гораздо сложнее. Я не понимаю, откуда такое набралось. Я конечно понимаю, откуда, я просто в недоумении. Как это могло все быть. 

Э. ГЕВОРКЯН - Сегодня рапортуют о том, что там очень много агрессии и что люди получается, брат на брата кидается. И стреляют друг в друга. У вас есть опыт общения с людьми, вам что приходит на ум, как можно не то что физически остановить конфликт, а что с людьми делать, они все уже на взводе. 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Я всегда убежден в одном и провожу это всегда по своей жизни и советую другим, с людьми надо разговаривать. Самое сложное это работа с людьми. К сожалению, она у нас не в авторитете. Не в почете. Считается, что люди это потом, вначале что-то сделать так, никто не думает о том, что будет с людьми, как будут люди реагировать на это, во что это выльется. 

А. ПОЗНЯКОВ – А что вы говорили, я так понимаю, что такие ситуации в Афганистане были и что бы вы говорили сейчас людям, которые уже вошли что называется в раж, и ненависть их захватила настолько, что они не готовы остановиться. 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Очень тяжело говорить с человеком, который вошел в раж. Он может не понять. Не воспринять, не услышать. Показывают Кличко, он их лидер вроде бы и его поливают, и забрасывают. То есть он тоже не лидер. То есть там руководят совершенно другие. И там все устроено очень здорово. Это большая великая организация. Но она существует… 

Э. ГЕВОРКЯН - Тогда да, если предположить, что есть какая-то невидимая нам организация со стороны протестующих, лидеры, которых мы знаем, Яценюк, Кличко какие-то фигуры, не очень явно проявляющие себя как лидеры, тогда власти могут как-то диалог настроить, что можно сделать? 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Конечно. Мы можем уйти далеко в этих вопросах. Решать им самим конечно, я считаю, что они упустили в свое время эту работу с людьми, я не понимаю, где сейчас находятся сторонники и сподвижники президента, где они, почему их не слышно, почему они не работают. Почему показывают только тех, кто громит, крушит все. Непонятно. 

А. ПОЗНЯКОВ – Вопрос поступил по sms, наш слушатель вспоминает, что его отец был замполитом Таманской дивизии, рассказывал, что в войну замполит подразделения был главнее командира. По фильмам, книгам мог даже расстрелять перед строем. Реальность сильно отличалась от образа…… 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - В Афганистане? Нет, ребята, там очень много замполитов рот погибали, поднимая бойцов в атаку. Когда уже была безвыходная ситуация, там же бывают разные ситуации. Нет ни фронта, ни фланга, ни тыла. Нападение могло в любой момент быть. И замполит роты очень часто, есть примеры, когда замполиты рот поднимали и сами погибали и бойцов спасали. 

А. ПОЗНЯКОВ – То есть действительно оказывались важнее командиров? 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - В тот момент командира могло и не оказаться рядом. Он принимал решения, брал управление на себя подразделением. Действительно это так. Есть Герои Советского Союза замполиты рот. 

А. ПОЗНЯКОВ – Хочется продолжить все-таки историю афганскую. Вы там два года пробыли. За это время как-то изменились люди, потому что к нам приходили гости, рассказывали, как приходили туда 19-летними мальчишками, но один момент всегда я упускал. Какими они оттуда уходили. Насколько эта война меняла и как быстро меняла людей. 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Меняла. Сильно меняла. Приходили действительно пацанами. Не могу о себе сказать, что я пришел каким-то другим, хотя отпечаток да, но мой друг, которого совсем недавно мы похоронили, он до сих пор жил Афганистаном. Разговоры только об Афганистане. Единственное, у него оттуда была контузия. Это наверняка дало о себе знать. И как только мы собираемся, а с друзьями мы собираемся постоянно, с афганцами особенно, и все время у него разговор только был об Афганистане. Потому что люди переживали, я почему говорю, у каждого свой Афганистан. Кто как его воспринял, видел. Кто где участвовал. Поэтому люди конечно другими. И если кого спрашиваешь, общая тенденция такая, что там было все понятно, все ясно, люди открыты и видно каждого. Что кто стоит. 

Э. ГЕВОРКЯН - Но кризис случился уже здесь, когда вернулись. 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Конечно. И то вы знаете, я по себе например, так не заметил. Из Афганистана, чтобы я бы каким-то другим. Наверное, постепенно переходило. Я приехал в Ашхабад, и подготовка шла молодежи опять в Афганистан, то есть продолжали жить, а потом постепенно в академии. Может быть, это для меня сыграло роль, что я постепенно вжился, и потом все время армейская аудитория. Мы единодушники, единомышленники. Мне легче было. А те, кто с гражданки приходил на два года, да, те ребята терялись и вот многие очень, приходя сюда, особенно я почему говорю, остро чувствовали, где друг, где враг, где правда, где ложь. И когда приходит сюда, его встречают и говорят, а что ты тут бьешь себя в грудь, что ты делал в Афганистане. Тебя никто туда не посылал. Мы тебя что ли посылали. Мы тебе что ли должны чего-то. Вот иди и проси, кто тебя там посылал. Конечно, ребята терялись, сразу вскипает все внутри. Как так, я там страну защищал, а меня моя страна принимает в таком духе. Поэтому конечно… 

Э. ГЕВОРКЯН - А все-таки у большинства ваших друзей, вы сейчас встречались на 25-летие, есть это ощущение, что непонятно, для чего и кого они там служили. 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Нет. Для кого и чего нет такого ощущения. Даже сейчас мы встречались с нашей бригадой. Разношерстная категория от офицеров до солдат, и один солдатик принес свои песни, которые записал еще в 1986 году, и мы спросили, как сложилась после Афгана жизнь. И он сказал одним словом: по-разному. То есть он не может сказать, что хорошо и не может сказать, что плохо. 

А. ПОЗНЯКОВ – Вопрос от слушателя, мы часто видим в метро, в переходах поющих афганцев. Как к ним относиться и как вы к ним относитесь? 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Вы знаете, одетые в военную форму с гитарой без ноги, не дай бог, простит меня Господи, не всегда является афганцем. Я лично имел такой опыт, подошел к одному, говорю, слушай, брат, давай, расскажи, где, какие проблемы. У нас же организации афганские есть, где живешь. И он ничего мне не смог ответить, развернулся и уехал. На коляске. Потому что много спекуляций этим происходит. Конечно, если действительно какой-то афганец, я например не знаю таких афганцев, которые дошли до того, что сидят в переходах, поют или зарабатывают. 

А. ПОЗНЯКОВ – …всегда пытаюсь таким помогать. 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Да, естественно. Тут вопрос об этом не стоит. 

Э. ГЕВОРКЯН - Опять же общественные организации. Марафон, который недавно был на «Эхо Москвы». 

В. ОЛЬХОВСКИЙ - Марафоны это все, что делают организации в Москве, которые есть, особенно Руслан Султанович, хоть он не в Москве, мне лично пришлось участвовать в его акциях, очень интересные. Когда даже те захоронения, останки, которые еще с афганской войны, до сих пор передают в прошлом году в Казахстан. Они продолжают пленных освобождать и передавать. 

А. ПОЗНЯКОВ – На этом надо закругляться. Это Виктор Ольховский - начальник отдела по информационной и культурно-досуговой работе пожарно-спасательного центра. 

Э. ГЕВОРКЯН - Спасибо всем и до свидания. 

Категория: Пресса о наших однополчанах | Добавил: Djabal1367 (15.12.2014)
Просмотров: 382 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Помянем, третим...
салам, шурави...
Среда
13.12.2017



Логин:
Пароль:
мини-чат
Почта@278-odkbr.ru
Логин:
Пароль:

(что это)
онлайн плеер
Кто в строю

В строю: 1
Залётных: 1
Пользователей: 0
Verification: 4675b3c0b23e6b08