Поиск
Меню сайта
История бригады
Фотоальбомы
Категории раздела
История 278-ой бригады [8]
Воспоминания сослуживцев [17]
Статьи об Афгане [2]
Художественная литература [8]
Стихи о войне [13]
Авторский раздел Ловерова И.А. [4]
Пресса о наших однополчанах [19]
Наши друзья

Главная » Статьи » Воспоминания сослуживцев

Долгов Андрей Александрович "Да просто мы-"Джабальские".

                        



                                               
"Иностранец,которому случиться попасть в  Афганистан
                                                 будет под особым покровительством неба,если он
                                                 выйдет оттуда здоровым,невредимым и с головой
                                                 на плечах".

                                                                                                                   Фурье
.


                                          Да просто мы - "Джабальские".

 
 28 апреля 1985года утром нас загрузили в КАМАЗ, тщательно закрыли со всех сторон брезентом,чтобы мы не сошли с ума от различия мирного и военного времени и перевезли через единственный железнодорожный мост в Афганистане. Ну я вам скажу, это было что то. Как пел Высоцкий - а на нейтральной полосе цветы - необычайной красоты.С нашей стороны все цивильно, стоит круглое здание таможни, в солдатском жаргоне - «шайба», все покрыто асфальтом и везде растут цветы необычайной красоты. Ехали мы и пытались через дырочки посмотреть на окружающее нас пространство.Мост полностью железный; и когда он кончился наш КАМАЗ утонул, на сантиметров 30, в пыли. Везде танки, доты, покрытые маскировочной сетью, и над этим всем витает такое страшное слово - ВОЙНА. Первое впечатление - какой я дурак, что не закосил как многие на медицинской комиссии и не остался служить в Союзе. Ну потом чувство любопытства взяло верх и я стал рассматривать все с большим интересом. Попали мы в город Хайратон который расположен сразу у границы, и где находился гарнизон от нашей бригады. Нас расположили и, наконец-то, ознакомили куда мы попали служить. В Афганистане есть такая дорога, которую сами афганцы называют дорогой жизни, по которой доставляют грузы для всей страны. Для нормального проезда по этой дороге была создана наша Дорожно-комендантская бригада состоящая из трех батальонов. Первый батальон нес ответственность за участок от границы до перевала Саланг, второй располагался в районе самого высокогорного туннеля в мире - Саланг, ну а третий нес ответственность за 168 километров от перевала Саланга до города Кабула, и чуть дальше до конечной точки которая носила кодовое название Байкал, так как там располагались озера. К нам приехали представители всех трех батальонов и из общей массы молодежи начали выбирать с кем бы они хотели воевать в дальнейшем. Был там один веселый прапорщик из третьего батальона который сразил нас своей бесшабашностью и мы решили служить в его батальоне.Но так как мы были у границы и с водкой у офицеров было без проблем, то они окунулись в длительный запой. Была еще одна причина -приближались праздники, а с их наступлением душманы активизировались и отмечали их по своему- усильными боевыми действиями. А кому охота свои головы под пули подставлять,когда водка рекой и душманы далеко. Пьянка продолжалась до 5 мая когда нам уже надоело «умирать» в этой жаре и мы начали роптать и настойчиво приставать с вопросом - когда же мы отбудем в наши части? Толи деньги кончились, то ли организм уже не воспринимал такого количества спиртного, во что слабо вериться, но 5 мая нас рассадили по кабинам водителей одной колонны и мы двинулись в глубь Афганистана. Перед отъездом наш прапорщик нагнал на нас такого страха! В случае обстрела, а обстрел будет через каждые сто метров, сразу бросайтесь под колеса ... ну и дальше в том же духе. Ну вы поймете меня и мое состояние, что когда я влез в кабину водителя,первое что я сделал - взял водительский автомат, снял с предохранителя и загнал патрон в патронник. Мы то были без оружия и наше состояние в это военное время можно было бы охарактеризовать как пришибленное. Потихоньку, ожидая пули из за каждого поворота и трясясь от страха; к вечеру мы добрались до знаменитой долины смерти, где расположен город Пули-хумри. Переночевав утром мы двинулись на перевал Саланг,предварительно получив инструктаж от нашего прапорщика который сообщил, что нам очень повезло что нас не обстреляли, и сегодня будет очень тяжело так как дальше обстреливают через каждые пятьдесят метров. По дороге заехали в штаб бригады, который находился в городе Чаугани. И вот перевал Саланг, чей туннель отмечен в книге рекордов Гиннеса в разделе дорожные происшествия (3 ноября 1982 года в нем погибло сто семьдесят шесть человек в результате взрыва бензовоза внутри - официальная версия). На самом деле как нам рассказывали ребята несшие службу на Саланге дело было так. Колонны раньше проходили через туннель в обе стороны по очереди. Руководилось это из пропускных пунктов перед туннелем. И вот однажды наверное за взятку какой то балбес пропустил афганцев в туннель когда с другой стороны в него входила наша колонна. Где то в середине они столкнулись и не смогли разъехаться. Движение застопорилось. Двигатели никто глушить не стал, а так как они почти все там дизельные, концентрация ядовитого газа начала стремительно повышаться. Когда отравляешься выхлопными газами то не замечаешь этого, просто человек резко теряет сознание и все. Так и случилось и в тот раз. Пока подоспела помощь,трагедия уже случилась. После этой трагедии стал обязательный проезд по туннелю в противогазах и движение по нему стало только в одну сторону. День в одну,день в другую. Так как в туннеле большая загазованность от бесконечного потока грузовиков которые в большинстве своем дизельные перед въездом нам выдали противогазы которые мы должны были вернуть на выезде.
 
 Проехав туннель мы попали в живописное ущелье по которому черной лентой спускалась дорога с одной стороны окаймленная отвесными скалами а с другой стороны пропастью на дне которой голубой лентой сбегала чистая горная речушка. Весь путь по ущелью был покрыт искореженной,сгоревшей техникой.Спустившись по ущелью мы попали в очень красивую зеленую долину простилавшуюся до самого горизонта, только там в туманной дымке неясно прорисовывалась гряда гор за которыми как нам сказали расположена столица Афганистана - город Кабул. А наша колонна проехав поселок Таджикан, остановилась в гарнизоне расположенном около города Джабаль-Ус-Сарадж. Гарнизон располагался на подножии горы, и из него открывался прекрасный вид на всю Чарикарскую долину, названную в честь города Чарикар,который является столицей провинции Парван. Где то в середине, неясными смытыми очертаниями просматривался  Баграм, рядом с которым был расположен крупнейший в Афганистане военный аэродром. В эту долину выходят три больших ущелья - Саланга, Пандшерское и Бамианское.Пандшерское тянется до границы с Пакистаном, где располагались главные центры по военной и диверсионной подготовке душманов. Вот в этом гарнизоне мне и предполагалось прослужить сколько судьбой намеренно. Там же нам и сообщили, что нам очень повезло в ущелье, так как за несколько часов перед нашим проездом,там был самый настоящий бой, в котором погибли афганский губернатор провинции Парван и его заместитель. Вот тогда мы и ощутили впервые, еще не так ясно и отчетливо, но оно укрепилось в наших молоденьких головках, это холодное страшное слово - смерть. И обзывалось это все полевая почта 34631, где я и отправил запасенное с союза письмо, где сообщал родителям, что попал служить в Германскую Демократическую Республику, что бы не травмировать психику моих родителей и не превращать мое ожидание в вечность. По полевой почте они бы догадались, что я служу за границей. Но пообщавшись с сослуживцами я понял, что совершил большую глупость, так как многие не писали действительное место службы, а указывали страну Монголию почти схожую по климату. Ну как объяснишь родителям, что в Германии ходят в панамах, и что горы это просто фотообои на стене? Никак . Так что пришлось мне домой отправлять фотографии где я стою на фоне какой ни будь двери или здания и без головного убора. На что мама в своих письмах говорила - какой то у тебя бандитский вид, так как ко всему добавлялось разнообразнейшее оружие присутствовавшее в моих руках.
 Гарнизон расположился, как я уже упомянул, на подножии горы а вернее цепи гор за которыми было Бамианская долина. Размером он был небольшим метров триста на триста. Вот на этом квадрате располагались три основных здания. Два из которых были сделаны из фанерных щитов. Это было здание штаба, офицерской казармы и медсанбата, а также наша солдатская казарма. Третье здание было построено из оцинкованного листового железа и походило на ангар.Оно служило нам и столовой, и кинотеатром, и концертным залом. Были также и другие мелкие постройки такие как здания караула, контрольно-пропускного поста совмещенного в одном здании с учебным классом и контрольно-техническим пунктом,боксы для транспорта, а также склады представляющие собой простые двадцати тонные контейнеры вкопанные в землю. Все это было окружено двумя рядами колючей проволоки, между которыми была растянута проволока «путанка» и по ней были расставлены сигнальные мины. Здесь располагался штаб батальона. Несла службу здесь одна рота солдат по численности варьируемая от девяносто до сто двадцати человек в зависимости от потерь и других случаев. Из транспортных средств наличествовали несколько БТР-ов70, ГАЗ 66, КАМАЗ, УАЗ и БРДМ. На вооружении БТР-ов стояли авиационные пушки КПВТ и только на одном был пулемет системы УТЕС.Вооружение солдат состояло из АК-74, АКС-74, РПК, снайперской винтовки, гранат РГД-5 и Ф-1 и гранатометов. Летом банды душманов активизируют боевые действия и мы попали в самое пекло. 1985 год вообще был очень тяжелый по интенсивности боевых действий.
27 июня 1985 года я в первый раз увидел раненного солдата который умер на моих руках. Им был лейтенант Захаров Юрий Анатольевич. Я в это время с несколькими сослуживцами строил на территории части памятник погибшим воинам - интернационалистам. Смотрим, а через КПП проезжает КАМАЗ с разбитыми лобовыми стеклами. Мы не придали этому значение так как там это было обычным явлением. Только двигался он почему то очень медленно. Подъехал и остановился рядом с санчастью прямо напротив нас.Открывается дверь и оттуда выпрыгивают солдаты все в алой крови. У одного рука прострелена. У другого голова перебинтована. Они пытаются кого то из машины вытащить. Тут мы подбежали и стали помогать. Офицер был без сознания. Человека без сознания или труп очень трудно и неудобно нести. Кое как в пятером мы занесли его в медсанчасть,где его осмотрел наш доктор. Но это был конец. Ничем ему медицина уже не могла помочь.Когда разрезали куртку то оказалось что он ранен в грудь и потерял очень много крови. Все. Он лежал на столе а мы со слезами на глазах стояли вокруг и ничем,понимаете, ничем не могли помочь. Это было страшно и ужасно одновременно. И вот его тело перестало реагировать на разные импульсы. Мы сняли панамы и стояли вокруг, боясь издать любой шорох. Доктор перевязал ему полотенцем руки на груди и начал хлопотать об отправке трупа в Баграм. Тем временем подъехала еще одна машина откуда вынесли нашего товарища. У него была прострелена голень. Срочно перевязали и обкололи его. Тут сообщили что вызвали «вертушки» с Баграма и надо раненных и труп перевезти в соседний полк где есть посадочная площадка.Подъехала наша «таблетка» и мы загрузив раненных сопроводили их в полк. Помогли загрузить их в вертолет. Вот тогда и поняли мы, что тут не только ярко светит солнце и зеленеют деревья. Но как оказалось это были цветочки. Мы не подозревали какие события нас ожидают завтра.
 ВЫПИСКА ИЗ ОФИЦИАЛЬНОГО НАГРАДНОГО ЛИСТА: «Захаров Юрий Анатольевич, член КПСС, активно работал в комсомольской организации,являлся членом бюро ВЛКСМ второго взвода второй дорожно-комендантской роты в.ч. 34631. В ДРА с августа 1983 года. Неоднократно участвовал в боевых действиях против бандитских формирований мятежников. 27июня 1985 года, лейтенант Захаров Ю.А. возвращался в расположение части на советской колонне. Внезапно колонна была обстреляна мятежниками из засады, из стрелкового оружия и крупнокалиберных пулеметов. Огонь был настолько плотен и неожидан, что в колонне на некоторое время возникло замешательство. Лейтенант Захаров Ю.А. один из первых открыл огонь из автомата. Четкими и уверенными действиями он организовал оборону колонны. Солдаты преодолев минутную растерянность ответили огнем на нападение противника. Но силы были неравные. Бандиты вели огонь с господствующих высот. Поэтому лейтенант Захаров принял единственно верное решение - вывести колонну из под огня. Несмотря на усилившее огневое противодействие мятежников машины одна за одной выходили из опасной зоны. Сам лейтенант Захаров Ю.А. вместе с группой солдат прикрывал огнем из личного оружия выход наших колонн из под обстрела. Он сосредоточил огонь по наиболее важным целям - огневым точкам крупнокалиберных пулеметов. В ответ мятежники перенесли весь огонь на группу прикрытия. Одна бандитская пуля смертельно ранила лейтенанта Захарова Ю.А. в грудь. Даже смертельно раненый отважный офицер продолжал руководить боем. И только, когда колонна была вне опасности воины вышли из боя. В результате умелых и решительных действий лейтенанта Захарова Ю.А. советская колонна вышла из под обстрела с минимальными потерями.За мужество и героизм, проявленные при выполнении интернационального долга лейтенанта Захаров Юрий Анатольевич был представлен к награждению орденом Боевого Красного Знамени посмертно.»
А завтра снова в ущелье Саланг,душманы зажали наши колонны и начался сильнейший обстрел. Срочно туда уехала наша резервная группа для оказания помощи.

ВЫПИСКА ИЗ ОФИЦИАЛЬНОГО НАГРАДНОГО ЛИСТА : «Рядовой Медведев Олег Владимирович за время пребывания на учете в нашей комсомольской организации в.ч. 34631 с 3 января 1984 года по 28 июня 1985 года зарекомендовал себя как дисциплинированный и исполнительный комсомолец.Входя в экипаж БТР №700 пулеметчиком, неоднократно выполнял задачи по несению боевого дежурства. Неоднократно принимал участие в отражении нападений противника на советские колонны. Так 27 июня 1985 года находясь в составе подвижного дорожно-комендантского патруля №1 в 12 часов 30 минут принял сигнал о помощи с 19 поста, БТР-70 №700 выдвинулся в район населенного пункта Семида и сходу принял бой. Комсомолец Медведев умело вел огонь из пулемета и подавил огневые точки противника. В 16 часов 1,5 км. Южнее ДП №203 колонна №156 попала в засаду. Экипаж БТРа вступил в бой, умелым огнем рядовой Медведев подавил несколько огневых точек противника, что позволило вывести колонну из под обстрела без потерь. В 17.30 БТР№700 вывел из под огня колонну №158 в районе 4,5 км. Южнее ДП №203. При этом рядовой Медведев проявил высокое мужество, хладнокровие. Несмотря на обстрел из гранатомета и из пулеметов ДШК комсомолец Медведев быстро сориентировался и подавил наиболее важные цели противника, это позволило спасти колонну от разгрома и вывести с минимальными потерями. 28 июня техническое замыкание колонны №0012 и 26 афганских бензовозов попали в засаду. БТР№700 ворвался в середину колонны и принял бой. Колонна обстреливалась душманами из крупнокалиберных пулеметов, гранатометов, стрелкового оружия. Загорелись афганские бензовозы и советские машины с боеприпасами. Но наш БТР окруженный горящими машинами вел исправный огонь. Пулеметчик Медведев умело вел огонь подавляя одну за другой точки противника. Но силы были не равные, по крайней мере ДШК вели огонь с окрестных высот. Огнем пулемета комсомолец Медведев подавил несколько огневых точек противника расчистил выход советских и афганских машин. В этот момент граната попала в боевую машину. Но комсомолец Медведев не покинул БТР и продолжал вести огонь из горящей машины. Но вскоре пребывание в пылающем БТРе стало невозможным. Выполняя приказ, комсомолец Медведев покинул машину и продолжал вести огонь из личного оружия. Тут смертельная пуля смертельно ранила комсомольца в область тела. Но и смертельно раненый он продолжал вести огонь прикрывая отход товарищей, советских и афганских водителей. Благодаря мужеству и умелым действиям дорожно-комендантского патруля потери среди водителей колонны были минимальны. За мужество и героизм комсомолец Медведев Олег Владимирович Секретарь бюро ВЛКСМ взвода связи представлен к награждению Орденом Боевого Красного Знамени посмертно.»
 ВЫПИСКА ИЗ ОФИЦИАЛЬНОГО НАГРАДНОГО ЛИСТА: «За время пребывания на учете в комсомольской организации войсковой части полевая почта №34631 с 3 января 1984 года по настоящее время Петренко Вадим Анатольевич зарекомендовал себя, как исполнительный, дисциплинированный комсомолец, находясь на должности механика-водителя БТР №700 показал высокую профессиональную подготовку. Регулярно выезжал на боевое патрулирование.Принимал участие в сопровождении советских колонн и в уничтожении засад мятежников. Так 27 июня 1985 года комсомолец Петренко В.А. входя в состав патруля дорожно-комендантского наряда №1 принял сигнал о помощи с 19 поста. Прибыв на место засады экипаж вступил в бой. Умело управляя боевой машиной комсомолец Петренко обеспечил выход на наиболее удачную огневую позицию. Это способствовало успешному ведению огня. В 16 часов южнее ДП №203 колонна №156 попала в засаду мятежников. Петренко умело маневрируя не допустил поражения машины огнем гранатометов и крупнокалиберных пулеметов и вывел колонну из под обстрела. 28 июня 1985 года комсомолец Петренко в составе подвижного дорожно-комендантского наряда выехал на маршрут. В районе 17 поста попало в засаду тех. Замыкание колонны №0012 и 26 афганских наливников. БТР смело вступил в бой с противником.Комсомолец Петренко умело маневрируя боевой машиной, не позволял допустить поражения огнем гранатомета. БТР находился в середине колонны наливников прикрывая броней выход водителей автомобилей. Противник огнем стрелкового оружия поджог стоящие машины и БТР очутился в кольце горящих Татр. Комсомолец Петренко принял решение столкнуть горящий бензовоз, но в этот момент БТР был обстрелян из гранатомета, граната попала в двигатель. Рядовой Петренко продолжал вести бой открыв огонь из личного оружия. В этот момент в БТР попала вторая граната, он загорелся. В результате попадания гранаты комсомолец Петренко получил осколочное ранение спины. Превозмогая боль Петренко огнем автомата прикрывал отход водителей колонны и оставшихся в живых патрульных дорожно-комендантского наряда. В это время бандитская пуля ударила его в руку. После этого Петренко вывел остатки экипажа БТРа через горящий пост в безопасное место. За мужество и героизм проявленные при выполнении интернационального долга комсомолец Петренко- член бюро ВЛКСМ взвода связи представлен к награждению орденом Красной Звезды.»

 Погиб рядовой Медведев Олег Владимирович над которым я спал, так как кровати у нас стояли в два яруса. Вот тогда я сказал себе что все, тут я и останусь. Раньше как то чувство самосохранения еще присутствовало в моем бренном теле, но тут началась такая война и ракетные обстрелы, что я себе сказал, что не может быть чтобы при таких боевых действиях мы остались в числе живых или точнее выживших. Не верилось. И позабыв всякую осторожность и отбросив прочь мечту о возвращении домой мы окунулись в эти пропитанные запахом пороха, везде проникающей пыли и солярки, будни . Действительно, человек - странное существо: везде, в любых условиях приспособится. Трудно представить в гражданской жизни человека который утром умывается, бреется, чистит зубы и....... уезжает готовый в любой момент убивать. Мне до сих пор очень тяжело выходить из напряженных ситуаций. Ведь в армии учат защищать родину, а нас учили убивать. Подготовка заключается не в том что бы солдат застрелил,разорвал или покалечил противника, а в том что бы он был готов к этому психологически и ни каких моральных принципов перед ним не стояло когда он видит его. До сих пор внутреннее состояние мое не ударить или покалечить противника, а убить. Честно сказать тяжело жить с этим чувством. Меня часто спрашивают , а убивал ли я? На что я отвечаю: «что убить можно и случайно, и не оценить то, что ты отнял у другого человека самое прекрасное, что у него было,а страшнее всего, что в тебя вложили и вырастили те ядовитые зерна ненависти и безразличия, что ты без зазрения совести можешь, и готов убить человеческое существо».А когда по душману стреляет по крайней мере человек двадцать, глупо утверждать что твоя пуля принесла ему смерть и что ты такой меткий стрелок. Какая разница я его убил или другой? Есть факт - я в него стрелял. Я думаю, что не надо гордится тем что ты стрелял в человека.
 В 1985 году погиб первый человек из нашего призыва. Он служил во взводе который стоял прямо на дороге и контролировал проход по дороге и стоянку. Был он из Казахстана, родом из Петропавловска. На дежурство они выходили за час до подъема. А это случилось как раз ранним утром. Я проснулся и сразу почувствовал какую то нервозность в поведении окружающих. Тут дежурный по роте сообщил что погиб один из нас.Автоматной очередью в упор. Как потом выяснилось у него были знакомые афганцы которые проиграли в карты очень крупную сумму денег. Нужно отдавать, а не чем.И тогда они решили пойти на преступление - завладеть автоматом так как он в большой цене у них. Утром подойдя к нему они попросили у него посмотреть автомат. Он его им дал. Когда же попросил его назад. Один оглушил его мотыгой, а второй хладнокровно расстрелял его в грудь. Я видел потом форму в которой он стоял. На груди зияла огромная рана, а от отражателя на нашей форме осталась только половина. Что это преступная халатность или судьба?
Помню свой первый выезд на боевое дежурство.С вечера  зачитали приказ на завтра  и я оказался в числе счастливчиков которым предстояло покинуть пределы этого уже вдоль и поперек изученного гарнизона. А там за колючкой тебя манила неизвестность, другая культура, другие люди и новые неизвестные тебе места. И вот тебя подымают на час раньше чем весь гарнизон ты быстренько одеваешься,бежишь в столовую там на ходу завтракаешь и получив сухой паек мчишься к славному БТРу который будет тебе домом на целый день. Я попал в наряд по Салангу. Это значит нам предстояло проехать всю трассу от нашего гарнизона до перевала Саланг. Проверить состояние дороги и ее безопасность. Дальше задача была предельна проста - беспрепятственное прохождение колонн по участку. Еще на гражданке я наслушался всяких историй про погибших от своей безалаберности и отрицания элементарной безопасности. Во первых это было утверждение , что на броне нельзя ездить, а то душманы могут автоматной очередью снять тебя. Нельзя так же ездить с открытыми люками так туда могут бросить гранату. Кстати сказать у нас против этих штучек действовал приказ что БТР на дороге меньше 60 километров в час ездить не должен. Ну а я наслушавшись этих рассказов залез во внутрь этого железного монстра и боялся вытащить нос наружу. Но вскоре вытащить мне его пришлось в самом буквальном смысле. Представляете жару в градусов 40, БТР который подымается с большой скоростью в гору с отметки 2500 на отметку 3500 над уровнем моря?От этого у человека закладывает уши и меня начало мутит по страшному. Что бы хлебнуть свежего воздуха я вытащил свой нос в отверстие для автомата и так держался пытаясь на блевануть прямо внутри. Так что представляете в каком виде я вылез на перевале. Хорошо что рядом протекала река и я кое как отошел. Первое что меня поразило больше всего это как спокойно группа солдат глушило в этой речке рыбу. Просто рядом с ними стоял ящик гранат откуда они с периодичностью вытаскивали РДГэшки и бросали в воду. Подымался красивый водяной столб после которого все всматривались в воду в поисках всплывшей рыбы. Но главное вокруг никто не обращал внимания на эти взрывы хотя слышны были они на всю округу. Настало время обеда и нам как молодым предстояло организовать этот выездной пикничок на дороге. Я полез в речку мыть котелки которые были покрыты толстым слоем черной копоти. Когда я вылез с помытыми котелками я был полностью в этой копоти зато котелки сияли. А все дело в том что готовили обеды на солярке. Просто в консервные банки наливалась солярка, на них ставился котелок и поджигалось. Пока солярка прогорала все успевали сготовить. Там я впервые попробовал компот из тутовника. Нарвали в котелок добавили воды и на костер. Вкуснятина страшная.Ну а в остальное дежурство прошло без происшествий и инцидентов. Правда домой я возвращался уже сидя на броне обдуваемый вечерним ветерком наплевав на всякие россказни.
Есть в армии такое замечательное место как гауптвахта , где солдаты и офицеры отбывают срок за всякие провинности , что то в виде пятнадцать административных суток на гражданке . Не обошлась она и без меня . Как то мы утром не вышли на зарядку и нас поймал комбат. Объявил семь суток и отправил отбывать наказание . Отсидел я не семь, а девять. Вышел и сказал такую фразу - Солдат не сидевший на гауптвахте, не знает прелестей простой солдатской жизни. Вот уже не помню за что я второй раз туда залетел. Дали мне тогда пять суток, а отсидел семь.Просто своей гауптвахты у нас не было и нас отвозили в близлежащий полк в котором она была. Отвозить то отвозили а вот забирать никто не собирался. А без офицера нас не отпускали. И приходилась нам вылавливать нашего начальника финансовой службы, единственного офицера который каждый день бывал в этом полку, и просить что бы он нас забрал. Вот так угораздило меня провести в этой военной тюрьме в сумме шестнадцать суток. Ничуть не жалею. Было местами трудно, иногда мучительно больно. Ну и что с того? Я вот сейчас пишу а широкая улыбка украшает мое чело от навеянных воспоминаний. Там я чуть не сгорел. Дело было осенью и надо было что бы кто нибудь топил печку всю ночь. Поставили меня. Я был даже рад так как лежать на деревянном матрасе на бетонном полу не климатило. Заготовив дров и растопив печку я лег немного поспать так как от утренних работ меня никто не освободил и мне после этой ночи ждали напряженные трудовые будни. Проснулся от невыносимой жары и первое что увидел был огонь. Он попросту окружал меня со всех сторон. Спасло меня то что кочегарка располагалась в метрах пол торах от поверхности, а дверь я оставил открытой потому что слышал уже рассказы как люди погибали от угара. Так что весь дым подымался кверху и покидал это помещение. Пулей вылетел я из кочегарки. Ватник на мне уже тлел. Кое как я его затушил и стал смотреть что делать дальше. Благо рядом предусмотрительно располагался пожарный щит от которого я отодрал прибитую кем то совковую лопату и начал просто в распахнутые двери кидать песок. Невероятно но мне удалось погасить этот в отдельно взятом помещении пожар. До утра оставалось много времени и я успел сжечь все дрова и уничтожить все последствия пожара. Утром никто ничего не заметил. Там же я впервые увидел настоящих наркоманов. Это те кто сидел уже на игле. Вечером они разводили и подогревали свою отраву и укольнувшись шли спать. Иногда нас лишали деревянных матрасов неизвестно почему прозванных вертолетами и нам приходилось спать просто на бетонном полу. Я правда выломал из потолка доску длинной сантиметров семьдесят и шириной двадцать. И вот на ней укрывшись тонкой душманской накидкой которая к счастью не пропускала воздуха и под которой было немного комфортнее чем всем, и принимая ночью всякие мудреные позы я проводил ночи. Так вот эти наркоманы просто ложились на пол и засыпали, а утром, с трудом отрывая примерзшую к полу гимнастерку, как не в чем не бывало шли работать. Людьми их можно было назвать с большой натяжкой. Некоторые просто жили на гауптвахте. При мне двоих таких чудиков вечером отпустили, а утром опять посадили. Их вечером из за нехватки народа поставили в караул. На посту им стало холодно, они пошли в парк, угнали оттуда КАМАЗ и пригнали его на пост, и грелись в его кабине. Естественно утром новые сутки. Но для них гауптвахта была родным домом. История накидки такова. Пленных душманов тоже сажали в камерах гауптвахты и иногда после них оставалась всякая одежда которая уничтожалась, ну а мне по случаю повезло, я припрятал одну накидку. В сложенном виде она занимает очень мало места, так что всякие проверяющие у меня нейти ее не могли. Ну, а главное развлечение на гауптвахте было просто избиение пленных душманов. Гауптвахта находилась в одном здании с караульным помещением, а перед ним стояло здание штаба полка. А так как ракетные обстрелы были не редкость, и душманы метились в здание штаба, то это место считалось горячей точкой. Так вот его величество случай. В 1986 году, при мощном ночном обстреле, за место того что бы прятаться в окопах и щелях, караульные вышли на крыльцо и смотрели на обстрел. Одна ракета прилетела прямехонько к ним в ступеньки. Шестнадцать трупов и куча раненных. Железный козырек был похож на кухонный дрюшлаг. А караульный стоявший на посту номер один и охранявший знамя полка, вскрыл стеклянный сейф достал знамя и спрятался с ним в окопе. За проявленное мужество и отвагу он был представлен к ордену Красной звезды.Кстати о наркотиках. В Афгане их огромное количество. Ведь не зря он входит в группу государств входящих в Золотой треугольник. Здесь можно купить или обменять на какую-нибудь ерунду гашиш, опиум и героин. Гашиш легче было купить чем сигареты. Вокруг гарнизона бегали постоянно кучки афганских ребятишек предлагающих это купить по смешным ценам. Можно было даже поменять палку гашиша размером с сигарету на кусок доски длинной около метра. Дерево у них очень в большой цене. А у нас же оставалось огромное количество ящиков от боеприпасов. Все они были из дерева. Наш гарнизон состоял примерно из 115 человек, так вот из всей этой массы народа не употребляли гашиш наверное только пять человек, в число которых попадал и я. Не знаю, не употребляю я наркотиков и никогда не тянулся к этой заразе, а после службы всех своих знакомых хочу уберечь от этой заразы. Хоть и курили почти все гашиш но никто у нас в гарнизоне не пробовал колоться. Не знаю даже в приватных беседах это не поддерживалось и очень осуждалось. Нам читали приказы по армии в которых расск5азывалось про наркоманов которые продавали боеприпасы душманов, убивали жителей или после демобилизации сбегали с части и прятались на свалках лишь бы жить с наркотиками рядом. За два года службы только один солдат из нашего гарнизона решил провести наркотики домой. Ему это удалось. Он зашил их в полы шинели. Остальные бросали курить за несколько месяцев до дембеля. Понимаете, я конечно никого не оправдываю, мальчику попавшему в пекло войны очень трудно переносить такое напряжение организма. Представляете себе месяц простоять в карауле? Два часа на посту, два часа занимаешься делами и два часа спишь. И вот так целый месяц а иногда и дольше. В Отечественную войну хоть сто грамм давали для снятия стресса. А здесь многие находили оттяг в наркотиках. Не скрою что я тоже хотел один раз попробовать что бы понять что же это такое. Но всегда был риск что тебя поймают (обкуренного человека офицер мог вычислить влет) и от тебе уже никогда не оправдаться что ты не употребляешь наркотиков. Кто то ляпнул офицерам что я их употребляю и за мной даже иногда был накинут сильнейший колпак по их обнаружению. У меня действительно иногда были горсти гашиша или пакеты опиума которые были мною конфискованы из досмотренных машин. А куда девать? Отдать офицерам? Они сами иногда баловались этой заразой. Я просто обменивал это все у афганцев на всякую чушь. Но однажды мне все таки представился случай попробовать наркотики. Это было как раз во второй раз моей отсидки на гауптвахте. Мы копали какую то траншею и к нашим наркоманам пришел их товарищ с порцией наркотиков для них. Перед этим их разведывательный взвод ходил в засаду и ребята сами собрали пыльцу с конопли и приготовили дозу. Она составляла из себя комочек серого цвета который нас очень удивил так как обычный цвет был зелено-коричневый. Когда забили косячок и наши наркоманы курнули у них глаза полезли на лоб. Такого, по их словам, за долгую практику они не пробовали. Вот тогда я и решил попробовать, так как на гауптвахте я был скрыт от посторонних глаз. Затянувшись пару раз и задержав дыхание я начал кашлять минут пять, и все после этого я понял, что это не мое и больше таких проб я устраивать не буду. Естественного никакого наркотического действия я не получил. Я вообще до Афгана не знал про наркотики почти ничего. А вот наши ребята с Донбасса рассказывали нам, что когда им объявили, что они направляются в Афган, то первая мысль промелькнувшая в их умах - Хоть накуримся вдоволь. Советую тебе читатель этих строк - держись от этой заразы подальше и убереги по возможности от нее своих друзей.
 Как то нам прислали одного солдата из другого гарнизона проходить службу и через месяц у нас начались появляться вши. Так как его выгоняли из других гарнизонов как разносчика вшей потому что он не мылся то естественно его проверили первым и ужаснулись. Он действительно был разносчиком этой заразы. А дело в том, что эта пакость периодически заводилась в нашем гарнизоне, и приходилось пропаривать все матрасы, подушки, стирать в бензине обмундирование. Я в этот период был на КПП начальником смены. Так ребята провели с данным субъектом политическую беседу с взысканием с занесением в грудную клетку. Каково было удивление всех когда на утро он пропал. Утром весь гарнизон отправился на его поиски по прилегающим местам. Вот я струхнул тогда сильно. Думал если его поймают и он скажет, что прошел через КПП то мне грозит срок хотя всю ночь у меня болел зуб и мимо меня никто не проходил. Поиски не увенчались успехом. Только через неделю мы узнали, что он находится в банде душманов в заложниках. Те в первую очередь его изнасиловали, это у их сразу. Офицеры потом рассказывали, что ушел он через колючую проволоку за туалетом, там у нас проход был. Спустился в овраг и там переночевал, а утром его обнаружил мальчик пасший овец. Он ему предложил поесть и отвел домой. Пока этот балбес ел, он привел душманов которые и захватили его в плен, что не составляло особого труда, так как расположение части он покинул в одних трусах, так на товарищей был обижен. После установления его нахождения началась операция по его вызволению из плена. Сперва хотели отбить его путем проведения военной операции но потом отказались так как по предварительным данным при боевых действиях захватит его живым было очень мало шансов. Держали его на цепи и всегда имели возможность пристрелить. Пошли долгие переговоры после которых удалось его поменять на шесть душманов которых освободили для этого из тюрьмы и привезли в наш гарнизон. После обмена этого чудика привезли в батальон. Мы видели как его привезли. Был он одет в афганскую одежду и выглядел отъевшимся. От всяких инцидентов его заперли в комнате нашего КГБ-шника. Как его вывезли из гарнизона никто не видел, но по слухам дослуживал он уже в Союзе и его даже не лишили льгот.
 Осенью 1986 года мы перенесли мощнейший, дневной, ракетный обстрел. Основная масса обстрелов приходилось на ночь. Дневные были крайне редкими и состояли из одиночных запусков. А тут после обеда на нас было выпущена, наверное, годовая норма ракет. Обстрел продолжался полтора часа. Дело усугублялось еще тем, что первые колонны спустились с Саланга и начали располагаться на ночлег. Среди них находилась колонны с топливом и со снарядами. Вот уже загорелись первые наливники и густой дым начал застилать небо. Мы по тревоге все разбежались по закрепленным щелям и наблюдали все это оттуда, в каждую секунду готовые укрыться в этих безопасных местах. Самое страшное, что эпицентр обстрела приходился на наш маленький гарнизон, состоявший из взвода и расположенный прямо на дороге. Все это было от нас в метрах трехсот, но мы ничем не могли им помочь. Все скрылось в пыли от разрядов ракет. Наш гарнизон начали обстреливать из стрелкового оружия. Пули неприятно свистели пролетая рядом, но мы знали если свистит значит это не слишком близко. Мы крепко сжав наши автоматы и со слезами на глазах следили за очередным столбом пыли поднимающийся от очередной ракеты. Все мы думали что все. Не увидим мы больше наших товарищей. Такого обстрела мы не видали. И при такой плотности огня мы были уверенны что в живых там не останется никто. Вот загорелась машина со снарядами для установки ГРАД. Снаряды начали разлетаться в разные стороны. Один снаряд чуть не угодил в нашу ГСМ. Пролетел над ней в метрах пяти и упал в овраге. Но вот очнулись наши ГРАДы, начав монотонно своими залпами расстреливать предполагаемый район нахождения противника. На дорогу выехали танки и прямой наводкой начали расстреливать другие квадраты. Общими усилиями обстрел был подавлен и после отбоя тревоги мы все кинулись на место обстрела. Весь сектор обстрела был покрыт воронками. Вокруг валялись осколки от ракет. Одиноко догорал наливник. Но какое же наше было удивление и чувство великого счастья когда оказалось что не один наш солдат не погиб. Мы просто не верили в это счастье. Зато потом пришла весть. Когда объявили тревогу мы все разбежались по щелям. А два наших киномеханика и офицерский официант заперлись в будке киномеханика и играли в карты. Прилетела шальная пуля и пробила официанту две ноги. Он вообще не выезжал на боевые дежурства и все два года прослужил в столовой. Что это его величество случай или судьба? Он был представлен к ордену Красной звезды. В наградном листе написали всякую чушь, в которую даже в отделе не поверили.После представили к медали «За отвагу»,но и она не прошла. Ну, а за ранение там медаль «За боевые заслуги» давали автоматически. Так что хоть ее он получил.
 Случались у нас и неприятные случаи. Однажды наш БТР врезался в афганский автобус. Тринадцать трупов, семнадцать раненных. Замять это дело не удалось и водителя осудили на пять лет. Но случилась амнистия и я думаю что дома он оказался раньше нас. Мы долго вспоминали этот случай смотря программу «ВРЕМЯ» в которой сообщали, что где то террористы или очередной маньяк убили несколько жертв. Мы от души веселились говоря, что у нас в автомобильной катастрофе погибло тринадцать человек, а никто в мире об этом не знает.
 2 января 1987 года я понял что заболел желтухой или как ее по научному кличут болезнью Боткина (в честь ученого который ее открыл, личного врача последнего царя из династии Романовых Николая II и расстрелянного вместе с ним и его семьей). Этой заразой проболело там 90 процентов нашего контингента. Раньше с этой болезнью отправляли на лечение в Союз. Но потом прекратили. Лечили на месте. То ли дорого показалось,то ли построили больше госпиталей в Афгане. Я то думал что сия неприятная болезнь меня минуло,а тут на тебе. И когда? Когда я уже был почти дома. Обидно и досадно. Придя в медсанбат я рассказал свой предварительный диагноз врачу. Он заглянул в мои ясные очи и подтвердил его. В это время как раз в нашем гарнизоне находилась медицинская комиссия и меня от нее укрыли в каптерке что бы не портить картину и показатели. Через несколько месяцев уже дома я узнаю из газеты, что врач этот погиб при обстреле колонны. Наутро меня нашим БТРом доставили в госпиталь Баграма,где я проходил лечение долгие двадцать два дня.15 января 1987 года был ужасный ракетный обстрел посвященный первому дню перемирия объявленного правительством Афганистана. Судьба опять сберегла наш гарнизон, но ракеты накрыли рядом стоящую колонну с бензином. Она полностью сгорела.
5 февраля 1987года я покинул пределы родного гарнизона и в составе 60 дембелей на КАМАЗе мы выехали в сторону родной границы. Представляете дембелей которые счастливы от мысли что скоро окажутся дома и смогут обнять своих родных и дождавшихся любимых. По обычаю мы сбросили из КАМАЗа веревки к которым были привязаны консервные банки и веники. Это традиция такая пусть все это шумно затирает наши следы что бы мы не смогли вернуться назад. Хотя по прошествии вот уже многих лет я с большим удовольствием снова бы побывал в этих местах. Прошелся бы так сказать по следам боевой славы. Интересно что осталось от нашего гарнизона ведь столько труда мы в него вложили. Даже после стольких лет нет да и приснится мне сон про нашу службу. Нет не про войну хотя и это бывает, а просто как служили да как жили. И не знаю от чего засосет под ложечкой да нахлынет непонятная грусть по утраченному и вспомнится все о чем мечтали и чем жили. Все были одеты в дембельскую форму о которой отдельный рассказ. Дембельская форма это отдельное произведение армейского искусства. Готовится она начинается за пол года до дембеля а может быть и раньше. Берется обычная форма. Ушивается по фигуре. Отглаживается на несколько раз. На нее навешиваются всякие причиндалы. Пуговицы натираются до золотого блеска. Сапоги обрезаются, ушиваются,гладятся от чего в них можно смотреться как в зеркало. О всех феничках и секретах по изготовлению дембельской формы можно было тут написать не одну страницу. Может быть когда-нибудь и напишу. И вот в такой сияющей и отглаженной форме дембель хочет предстать перед глазами родственников. Но это в идеале. А когда тебе предстоит поменять не один аэропорт и вокзал то от былого величия остается не много. Так случилось и у нас. Только мы стали подыматься на Саланг как многие лавочки которые мы взяли из столовой сломались. Пришлось многим снимать с себя шинели и бросать на пол что бы сесть. Я единственный с батальона уезжал в бушлате и в полевой форме а не в парадной форме и в шинели. Я просто рассудил так - Зачем мне дома шинель и парадка? Конечно, слов нету красиво в них выглядишь, но на гражданке они бесполезная вещь. В бушлате зато можно ходить пока не купишь что ни будь себе подходящее (я же возвращался зимой, а из старых вещей мне бы ничего не подошло). А в форме очень удобно ездить на рыбалку. Как показало время я был прав. Бушлат я относил лет десять и он меня выручал в многочисленных походах и рыбалках.

                             Младший сержант запаса Долгов Андрей Александрович 1985-87 гг.

Категория: Воспоминания сослуживцев | Добавил: Djabal1367 (11.01.2013)
Просмотров: 1153 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Помянем, третим...
салам, шурави...
Четверг
21.09.2017



Логин:
Пароль:
мини-чат
Почта@278-odkbr.ru
Логин:
Пароль:

(что это)
онлайн плеер
Кто в строю

В строю: 1
Залётных: 1
Пользователей: 0
Verification: 4675b3c0b23e6b08