Поиск
Меню сайта
История бригады
Фотоальбомы
Категории раздела
История 278-ой бригады [8]
Воспоминания сослуживцев [17]
Статьи об Афгане [2]
Художественная литература [8]
Стихи о войне [13]
Авторский раздел Ловерова И.А. [4]
Пресса о наших однополчанах [19]
Наши друзья

Главная » Статьи » Воспоминания сослуживцев

Встреча с душманом в Москве.

 


 


День начинался как обычно. На тот момент я уже работал старшим оперуполномоченным уголовного розыска в группе по раскрытию убийств и особо тяжких преступлений в одном из РУВД Центрального округа Москвы. Подъем в 05.00 утра, скандал с супругой по поводу моей работы, что её уже это достало, не выходных, не проходных ну и так далее. Дошел до электрички, уселся на шконку (в смысле на сиденье в вагоне) и прикемарил до платформы «Серп и Молот» (это в Москве). Извините, если дальше будет проскакивать воровской жаргон или оперской. В свою контору я всегда приезжал очень рано, надо было ознакомиться со сводками происшествий и преступлений по своему району, округу и по городу. В этих сводках всегда можно было узнать много интересного. У меня были случаи, когда раскрывал преступления, совершенные в своем районе.
Еще в Афганистане, я поднимался в 04.00 утра, проезжал весь участок своего батальона. Смотрел готовность батальона к движению наших колонн и афганского автотранспорта. Надо было переговорить с пехотой, с саперами, с трубачами об обстановке на трассе. Ну и конечно пообщаться с местным афганским населением.
Так и в уголовном розыске я начинал с ознакомления информации. Прочитав все сводки, обратил внимание, что на территории нашего РУВД, в одном из отделений, был задержан гражданин Германии. Но его фамилия и имя было то ли пакистанского происхождения или иранского. Задержан он был в покушении на грабеж. Тогда подумал, вот Европа дает, наберут к себе граждан всякого отребья, а потом плачут в платок, что они им машины жгут по всем европейским странам, да манифестации устраивают. Теперь вот до Москвы докатились.
Поднялся к себе на пятый этаж, где обитал уголовный розыск района и вошел в свой кабинет. Там уже был другой опер и как всегда слушал Михаила Круга «Владимирский централ». Вообще у основной массы оперов всегда в кабинетах лилась блатная воровская музыка. У себя я еще разбавлял нашими афганскими песнями. Ребятам и мадмуазелям из следствия нравились про «Чаквардак» и «Вот уехал мой любимый».
- Здорово Сереж, - поздоровался я, - как дела?
- Дела у прокурора, - ответил он, - у нас так, делишки.
Зашел другой опер, с большой кружкой чая, это у него был утренний ритуал.
- Ну как дела с телками, - сказал он, - поимели хоть кого-нибудь?
У Сашки всегда была форма общения хамская и циничная. С супругой своей он развелся уже давно и вел холостяцкий образ жизни, со всеми вытекающими последствиями. Но алкоголь не принимал, говорил просто: « Секс и алкоголь не совместимы».
- Пока нет, - ответил я, - супруга только уже весь мозг вынесла.
- Еще не вечер, - добавил Сашка.
Вообще, наверное, процентов 80% состава сотрудников уголовного розыска были разведены, либо женаты по второму, а то по третьему разу.
В кабинет влетел наш начальник «убойной» группы.
- Опять блатняк слушаете, - начал он, - вы же опера, тем более «убойной» группы, не стыдно. Михалыч вон иногда афганские песни гоняет, но от них тоже как-то не по себе становится.
- Василич, - ответил Серега, - ведь они убегают, мы их догоняем. А бежим мы в одну сторону.
- Василич, - добавил я, - зато эти афганские песни нравятся терпилам женского пола и следачкам, да и всяким злодейкам задержанным. А я этим пользуюсь, гыгыгы.
- Так, хватит базарить братва, - оборвал он, - пошли на сходняк к пахану.
- Ну, Василич, - сказал Сашка, - сам по фене ботаешь, а к нам докопался до песняков.
- А тебе Бурцев, - продолжил Василич, - сегодня отдельное задание.
Ну, вот подумал я тогда, началось утро в деревне. Совещание проходило буднично, все как обычно. Какие оперативно-розыскные мероприятия проводятся по всяким там делам. Кроме нашей «убойной» группы в отдел розыска входили группы, которые занимались по раскрытию разбоев, грабежей, автоугонов и квартирных краж по району. На меня была возложена еще обязанность: работа с агентурной сетью в получении информации по незаконному сбыту, хранению боеприпасов, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. Начальство молвило так, практически все убийства осуществляются при помощи этого барахла, вот тебе дополнительная общественная нагрузка. Хотя по бытовым убийствам главное оружие был кухонный нож или сковородка, ну или бутылка водки, короче все подручные средства.
Вообще работа опера заключается в анализе ситуации по конкретному совершенному преступлению, главным оружием грамотного опера является небольшое количество мозгов и авторучка, ну и естественно работа с разными людьми. Начиная от последнего бомжа и до бизнесмена или бизнесвумен. Более крупных людей из этого класса типа владельцев группы компаний, холдингов, банков и т.д. берет на себя вышестоящее начальство. Толку от этого полный ноль, зато у начальства, после такого общения резко повышается личное благосостояние. А то, что показывают по телевизору о работе оперов, полный бред в современном кино. Следак прокуратуры бегает по дворам ловит злодеев, это полный улет. Или эксперты-криминалисты идут на задержание, колют преступников, общаются с агентурой, вообще полный атас. А как там играют эти актеришки и актристки вообще ересь полная. Они ведь полная бездарность. Зато многие хвалятся, что они уже заслуженные актеры РФ. Да их поганой метлой надо гнать из артистов театра и кино. Не смотрите эту гадость.
- Так Виктор, - обратился ко мне начальник отдела розыска, - тебе индивидуальное задание на сегодня. Там по 70-му отделению задержали за покушение на грабеж гражданина Германии, но он родом из Афганистана. Разберись там по-быстрому, узнай кто следак, ну тебя учить не надо, действуй.
- Товарищ подполковник, - вступился за меня мой начальник «убойной» группы, - у нас и так работы навалом, там по убийству сводки пришли по «двойке». Прокурорский следак, вызвал на дополнительный допрос свидетеля, скорей всего он превратится в подозреваемого, уже «ноги» готовы, на допросе надо «разогреть» злодея. Пускай «грабительский» отдел этим занимается.
- Да там работы немного, он быстренько справится и подключится к делу, - ответил начальник розыска, - все вопрос решен. Тем более Витькин земляк из Афганистана.
Поясняю: «двойка» - прослушивание домашнего телефона или мобильного, «ноги» - группа наружного слежения, «разогреть» - в ходе допроса напрячь свидетеля, чтобы он подумал, что мы кое-что знаем, он начнет нервничать, мы его отпускаем. Человек начинает допускать грубые ошибки в своих действиях. В результате преступление становится раскрытым, т.к. мы получаем много доказательств по преступлению.
Ладно, подумал я, надо так надо. Тем более что там заниматься, учебно-тренировочный материал для следователя, какого хрена оперов подключать. Злодей задержан с поличным, 100% доказательная база. Спустился на второй этаж в следственный отдел РУВД. Узнал в канцелярии отдела кто следователь по данному делу. Оказалась моя возлюбленная Наталья. О Господи прости меня грешного за прелюбодеяния с ней. Зашел к ней в кабинет, она была одна, что-то хлопала по «клаве» на компьютере. Нежно обнял за талию и поцеловал в шею.
- Вить подожди, - отклонилась она, - мне надо постановление о передаче дела по вчерашней попытке грабежа немцем сделать в прокуратуру. Сам знаешь, все преступления совершенные против иностранцев и самими иностранцами расследует прокуратура.
- Наташенька, - ответил я, - я к тебе как раз по этому поводу.
- А без повода можно?
- Наталья я к тебе лечу и без повода всегда!
- Я кстати сегодня дежурный следователь по району!
- Отлично госпожа следователь!!! Ты мне вкратце расскажи про это дело.
- А что это «убойщики» начали интересоваться простыми гоп-стопами, тем более обычное покушение. Хотя, что-то тут не так. (Гоп-стоп – грабеж или разбой).
- Наташенька вот ты и расскажи, что тут не так. Начальство напрягло по этому вопросу.
- Короче, по набережной шла мама с дочкой, - начала она, - за ними следом увязался какой-то мужчина, не пойми какой национальности. Он долго шел за ними следом и потом пытался вырвать сумочку у дочки. В этот момент проезжал наш экипаж ППС (патрульно-постовая служба) и задержал злодея с поличным, хотя тот сумочку не вырвал и телесных повреждений не нанес. Кстати ППС я допросила, уточни я них момент задержания, они удивлены этой наглостью. Они еще здесь в бухгалтерии тусуются.
Бухгалтерия была рядом, нашел этих отважных бойцов. Они мне рассказали следующее. Продвигались по набережной, патрулируя свой участок. Еще издалека заметили мужчину непонятной национальности и решили проверить у него документы. Начали притормаживать и, в этот момент он пытался выхватить сумочку у девушки. Та заверещала, как и положено терпиле, мы выскочили и задержали преступника. Но нам показалось какая-то преднамеренность в его действиях, на глазах у ментов пытаться сбацать гоп-стоп.
Вернулся к Наталье в кабинет. У нее уже находились женщина и девушка.
- Виктор, - обратилась ко мне Наталья, - это вот потерпевшие по вчерашнему случаю, если хочешь, задай им свои вопросы.
- Расскажите, как все было, - обратился я к ним.
- Мы шли с дочкой по набережной, прогуливаясь, - начала мама, - шли долго обсуждали с дочкой ее дальнейшую работу после университета. Заметили, что за нами долгое время идет мужчина, не пытается нас обогнать, но и не отстает. Мы занервничали, остановились, чтобы поймать такси или любого частника. В этот момент заметили, как навстречу двигается милицейская машина. Машина начала притормаживать возле нас и в этот момент мужчина пытался сорвать сумочку с плеча моей дочери. Милиция его тут же задержала. Вот и все. Никаких телесных повреждений он нам не нанес.
- Наташенька, - обратился я к следователю, - ты как завершишь работу с дамами, будь ласка звякни мне в кабинет, надо поговорить по этому делу.
Через полчаса она мне звонит, приглашает к себе. Я быстренько с пятого этажа на второй спустился и к ней в кабинет.
- Ну, что Наташенька таинство обряда совершила, - спросил я. Так мы называли следственные действия по признанию людей либо потерпевшими, либо когда злодею предъявляли официальное обвинение.
- Ну и что думаешь по этому делу, - снова спросил её.
- Пускай следак прокурорский думает, его подследственность, - ответила она, - хотя все это странно, хоть и иностранец, но попытаться грабануть на глазах у ментов это непонятно.
- Слушай, - спросил Наталью, - а какие личные вещи изъяты?
- Да ничего, - ответила она, - паспорт гражданина Германии и 500 рублей денег, все и больше ничего. Сейчас лето и одет по-летнему, кроссовки, джинсы, рубашка да легкая куртка. Правда, все не новое. Когда помещали в ИВС (изолятор временного содержания) жалоб на здоровье подозреваемый не имел. Хотя вызванный нами медик отметил какие-то продольные красные полосы на обоих плечах. Хотя он претензий к нашим милиционерам не предъявлял, да все и наши, и терпилы утверждают, что силового задержания не было.
- Продольные полосы говоришь Ната, - сказал я, - дай мне его паспорт посмотреть.
- Там все нормально, - ответила она, - посольство Германии уже пока в устной форме подтвердило факт его гражданства и оформления паспорта. Официальный ответ получит уже прокуратура.
Начал изучать паспорт задержанного. Получил он его три года назад. Родом из Газни в Афганистане. Возможно, это был его не первый паспорт. У них там с этой толерантностью, в Европе, уже мозги набекрень встали, хотя, как и у наших. Однако оказались отметки пограничного контроля вылета из Германии в Турцию и оттуда в Грузию. И все, дальше никаких отметок не было. Интересно, каким образом этот турист оказался в Москве. Отметка Грузии значилась почти годовой давности. Интересно, подумал я и где он шлялся целый год. На тот момент целый год шла вторая чеченская компания, и наемники всех мастей находились там или направлялись туда через посредников. Один из каналов был через Турцию в Грузию и уже оттуда в Чечню.
- Наташенька, - начал я сладким голосом, - я пойду в зиндан, пообщаюсь с этим путешественником.
- Тебе маляву написать на разрешение посещения задержанного, - спросила она. (Малява – в данном случае официальное разрешение следователя на посещение задержанного в ИВС, в других случаях нелегальная переписка между подследственными, осужденными, лицами уже отбывающими срок, а также с подельниками, оставшимся на воле).
- Ну, Наталья, - ответил я, - тут до ИВС пять метров, оно находится в моем отделении, где я до «убойной» группы пропахал опером хрен знает сколько лет. Меня там и «хозяин» знает и все «вертухаи», тем более что наша подопечная оппозиция из уголовной среды там часто бывает.
«Хозяин» - в данном случае начальник ИВС, более расширено начальник СИЗО (следственный изолятор) или начальники различных зон. «Вертухаи» - конвой, охрана подследственных и подсудимых, а также уже осужденных.
- О Михалыч, - встретили меня в отделении и ИВС, - сколько лет, сколько зим, давно «убойщиков» у нас не видели.
- Да ладно, - говорю им, - всего лишь три дня назад виделись. Дайте мне пообщаться со вчерашним задержанным иносранцем афганского рода, по территории 70 отделения.
- Да без вопросов, - ответили «вертухаи», - заходи в каморку для допросов, сейчас приведем, ведет он себя примерно, только молитвами к аллаху надоел.
Привели задержанного афганца. Высокий, небольшая бородка, худющий.
- Салам аллейкум бача, - начал я, - Чторасти? Хубасти?
- Салам, - отвечает он, - хуб. Шурави?
- Шурави, - говорю ему, - с августа 85 по октябрь 87 на Саланге.
Он неплохо говорил по-русски, начал рассказывать про свою жизнь в Афганистане. На момент, когда я был там, ему было 10 лет. Я подумал, сколько фугасов, противопехотных и противотанковых мин понаставил он в районе Газни, а может и дальше. Плакался он, как был вынужден бежать из страны, когда всю южную часть страны захватили талибы. В Германии ему дали статус беженца, потом вид на жительство, а потом стал гражданином Германии.
- А зачем в Турцию поехал, - спросил я его, - что в Германии работы нет?
- Тяжело там с работой нам беженцам, - ответил он, - меня знакомый пригласил, сказал, что есть работа.
Ага, подумал я, наемником в Чечню, против наших пацанов воевать. Уже было ясно, что передо мной сидел обыкновенный наемник, только доказать это не было возможности.
- Ну и сколько ты в Турции пробыл, - продолжил я.
- Примерно месяц, работы толком не было, потом мы вместе с ним уехали в Грузию, работать на виноградники.
- У тебя бача нестыковочка. В паспорте указано, что из Турции в Грузию ты уехал через день. Отметка пограничного контроля имеется.
Душман замялся, начал что-то мямлить, говоря, на дари и немецком языках вперемежку. Голову опустил, уставился в пол.
- В Грузии, где работал, землепашец, - снова спросил я.
- Где-то возле Тбилиси, название деревни не помню.
- Может, это было в Итум-Калинском районе Чечни, или под Шатоем, или под Аргуном, а может под Бамутом, Гудермесом, - начал наезжать я.
- Нихт фирштейн, ни фамиди, - ответил он и больше не говорил ни слова на русском, а только это твердил.
Я подошел к нему сзади, взял за волосы и оттянул голову назад, правым большим пальцем руки провел ему по горлу от левого уха до правого.
- Чи душман, - сказа ему, - бизам-бизам.
Затем расстегнул ему на рубашке верхние пуговицы и стащил её до плеч. На плечах четко были видно натертости от ремней «лифчика», когда его очень долгое время носишь не снимая. Потом глянул на большой палец правой руки. Там уже заживал набитый мозоль, когда постоянно, каждый день, набиваешь патроны в магазин автомата.
- Маймунд, - сказал снова ему, - ты хоть подкладки клал под ремни «лифчика», да и с автоматом не расставался мразь.
Позвал «вертухая» и тот увел его в камеру. Ребят предупредил, чтобы они за ним внимательно смотрели, а то кто его знает, какие в этой душманской башке мысли крутятся.
- Ну, вот Наталья, - начал я, вернувшись к следователю в кабинет, - довелось тебе познакомиться с наемником афганского происхождения. Правда, доказательств нет, а предположения к делу не пришьешь. Вот если бы его в Чечне поймали бы, даже без оружия, тогда другое дело. Хотя наши бы ребята его хлопнули и дело с концом. Кстати он тебе рассказал, как в Москву попал?
- Прикольно, - ответила она, - в этой ментовке с кем только не пообщаешься. Толком ничего, лепил какую-то ересь. Ты же знаешь, я его не могла допросить. Для этого нужен переводчик, представитель посольства и адвокат, который шпрехеет по-немецки. Пусть прокуратура этим занимается. Да ничего такого ему не грозит. Покушение на грабеж, ерунда, он даже сумочку из рук не вырвал. Телесных повреждений терпиле не нанес, она, кстати, претензий не имеет. Незаконный переход границы РФ, там максимум два года. А нелегалов у нас больше половины Москвы. Посидит в Бутырке год, пока будет идти следствие и суд. На суде ему влупят год колонии и засчитают нахождение под стражей как наказание. А потом депортируют пинком в Германию.
- Это точно. А он, наверное, это все специально сделал, чтобы отсидеться, вроде как спрятался. Видно отряд душманов, где он воевал, наши войска в Чечне разбубендили, а живые разбежались кто куда. Ну, что вечер наступил незаметно. Наташенька ты как всегда белое сухое винишко будешь?
- Да, конечно. Давай только я тебе через пару часов звякну, а то надо ещё кое-какие бумаги по уголовным делам начиркать. И кассету поставишь с вашими афганскими песнями. Мне нравятся «По вечернему Кабулу, при потушенных огнях» и эта «Ну кто сказал, что в ДРА растет зеленая трава».
Позднее так все в суде и получилось. Так и закончился обычный и будничный день.

 

 

Категория: Воспоминания сослуживцев | Добавил: ВикторПНШ (08.02.2013)
Просмотров: 784 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Помянем, третим...
салам, шурави...
Среда
13.12.2017



Логин:
Пароль:
мини-чат
Почта@278-odkbr.ru
Логин:
Пароль:

(что это)
онлайн плеер
Кто в строю

В строю: 1
Залётных: 1
Пользователей: 0
Verification: 4675b3c0b23e6b08